Детские воспоминания

444 Link
26.05.2010 16:40

Считается, что все мы родом из детства. Чтобы понять, как из  вроде бы  нормальных ребёнков  получаются ТАКИЕ  РАЗНЫЕ  взрослые, я решила собрать в одну кучку свои детские воспоминания.

Как я в детстве... чуть пьяницей не стала :)

Правда первое воспоминание сложно отнести к воспоминаниям, потому что мне тогда было три годика от роду, но родители и бабушка об этом случае столько рассказывали, что мне стало казаться, будто я всё это помню, как сейчас :)

В общем, решили родители сдать меня "на летнее хранение" бабушке - маминой маме. А бабуля Лиза и сама была отъявленной шкодой, и подружки у неё были такие же. Как мне  расказывали, самой большой проблемой было уложить меня днём спать. Бабуля Лиза, пока пыталась меня как-нибудь убаюкать, сама засыпала, а я удирала в огород и там весь сончас   благополучно  "паслась" в бабушкином ягоднике и на  морковных грядках.

Однажды в гости к бабушке заглянула её подружка - баба Шура. Бабуле Лизе  надо было что-то срочно сделать по хозяйству, поэтому баба Шура предложила свои услуги по усыплению меня. Бабуля Лиза засмеялась: "Смотри сама не усни, пока будешь её укладывать" и ушла  во двор, оставив меня дома один на один с бабой Шурой.  Рассказывают, что минут через 20 бабуля Лиза зашла в дом и обомлела, увидев меня без задних ног спящей. На вопрос: "Как тебе это удалось?" баба Шура только загадочно улыбнулась. С тех пор баба Шура приходила к нам в гости каждый день, чтобы уложить меня днём спать...

Чуть больше недели  мой дневной сончас не был проблемой. А потом бабуля Лиза  застукала бабу Шуру, которая налила  на донышко  стакана... бражки (!) и протянула его мне. Говорят, при виде заветного стакана со "сладенькой бражечкой" (баба Шура по доброте душевной научила меня выговаривать  два этих слова) мои глаза радостно засияли... Но бабуля Лиза обломала  нам  весь кайф, рявкнув на подружку, вырвав у неё стакан и выплеснув бражку в открытое окно.

Говорят, всё оставшееся лето дневного сончаса у меня не было. Как и алкоголя! :) Следующий раз я выпила... только  в 25 лет :)

Как меня бабушка у родителей стырила и покрестила :)

Рассказывают, что после выписки из роддома я умудрилась крепенько заболеть. Но пока врачи, вызванные на дом, спорили - воспаление лёгких у меня или обычная простуда, бабушка (всё та же шкода бабуля Лиза) под предлогом покачать  на ручках  ревущую  внученьку, вышла из дома во двор и... удрала со мной подмышкой в церковь. Там она быстренько сговорилась с батюшкой о том, что невинное дитя за родительские грехи страдать не должно, поэтому меня тут же и покрестили. И было мне в тот день 22 дня от роду. И было это 22 апреля - день рождения дедушки Ленина :) 

Вернувшись домой, бабушка спокойно выслушала вопли-сопли о том, как все волновались, что мы так надолго пропали из дома, передала меня из рук в руки маме и отправилась в свою комнату.

Только в больнице, куда нас с мамой всё-таки  привезли  врачи скорой помощи, мама обнаружила на моей  тоненькой детской шейке ма-а-аленький крестик :) В больницу нас, кстати, класть не стали, обратно домой отправили, потому что диагноз "воспаление лёгких" не подвердился :)

Всем бы таких бабушек, как у меня :)

Называя бабулю Лизу шкодой, я нисколько не искажаю действительности, она именно такой всю жизнь и была. Так что я, видимо, местами всё-таки в неё :) Против наследственности не попрёшь :)

Помню, как мы с братишкой просили бабулю Лизу рассказать, как она с дедой Васей познакомилась. Деду Васю мы ни разу не видели, потому что он умер задолго до нашего рождения: прошёл Великую Отечественую и Японскую, а в 1953 году умер от брюшного тифа. Братишку, кстати, именно в честь него, в честь героического маминого папы и назвали Василием :)

Так вот, о знакомстве со своим будущим мужем бабуля Лиза рассказывала так:

- Иду я по мосту. А навстречу мне морячок... Высокий, красивый! Смотрю я на него и говорю: "Дядь, достань воробушка!" А он мне в ответ, хлопнув  себя по ширинке: "Вот где у меня воробушек". Ну, я и достала...

Тут бабушка "скромно" опускала глазки и начинала хихикать. И пока она  хихикала, мы с братишкой галопом неслись к маме, чтобы выяснить, о каком таком воробушке нам бабуля Лиза  только что рассказывала?! Мама упорно молчала :)

Кстати, спасибо бабуле Лизе, которая была ростом 1.55, потому что рост дедушки (того самого высокого, красивого морячка) был 2.15 :) И если бы не бабушка, кто его знает, какого бы я была роста?.. А, благодаря ей, мой рост ВСЕГО 1.76 :)

Почему я собак НЕ ЛЮБЛЮ :( 

Да потому что меня в детстве киргизский волкодав съесть пытался!

Я училась в первом классе. К нам в гости приехали мои двоюродные сёстры, поэтому мне разрешили не ходить в школу. А вечером я отправилась к однокласснице, чтобы спросить домашнее задание. У них в вольере жил огромный и, откровенно говоря, придурочный (!) пёс Каплан. Никто с ним не мог справиться, поэтому  его в вольере и держали. Но изредка выпускали погулять во дворе дома, чтобы он совсем с катушек не съехал. Дожидались, когда он набесится, бегая по двору, и вернётся в вольер, и  закрывали его там до следующей прогулки.

Одним словом, я оказалась в плохом месте в плохое время: один на один с Капланом... Увидев меня, он без лишней суеты и шумихи тут же вцепился мне в ногу. Я взвыла похлеще пожарной сирены, и на этот вопль очень быстро примчался мой папочка, который как раз вернулся с дежурства на аэродроме.

В общем, Каплан в тот день пал смертью храбрых, потому что... лучше нету карате, чем заряженный ТТ :) Карате папа не занимался, предпочитая вольную борьбу, а вот стрелял он очень неплохо :) А я с тех пор даже болонок и пекинесов считаю собаками :( И с тех же пор не люблю людей, которые выгуливают своих зубастых питомцев без намордника, ошейника и поводка :(

 

История одной фотографии: Как мы нашли родственников, которые потерялись во время Великой Отечественной войны 

1973 год. Я уже «большая»: мне 5 лет. Я уверена, что все родственники живут рядом со мной: папа, мама, бабушки – папина и мамина мамы. Я уже знаю, что дедушек у меня нет. Папин папа пропал без вести во время войны. Мамин папа прошёл две войны – Великую Отечественную и Японскую, а потом умер от какой-то страшной болезни, которой сейчас, как мне тогда говорили, уже не болеют, от брюшного тифа. 

И вот в нашей семье начинается какая-то непонятная мне суета: и родня, и друзья семьи, и соседи плачут, когда к нам в гости приходит незнакомая тётя в форме милиционера. Я не очень хорошо понимаю, о ком и о чём они говорят, но в нашем доме всё чаще и чаще звучат разговоры о том, что скоро мы поедем в гости к дедушке Сене, который потерялся во время войны, а теперь – через 32 года! - нашёлся. И помогла нам его найти та самая тётя-милиционер, которая  приходит к нам в гости, и которая вместе со всеми женщинами плачет, когда разговор заходит о предстоящей поездке.

Я спрашиваю, кто такой дедушка Сеня, если я точно знаю, что у всех детей есть только два дедушки – папин папа и мамин папа. Мне объясняют, что дедушка Сеня – это родной брат маминого папы, то есть это мой двоюродный дедушка. Я не очень хорошо понимаю, что такое «двоюродный», но в моей пятилетней голове выстраивается нормальная детская «собственническая схема»: у некоторых детей есть два родных дедушки, у некоторых – один, а у меня ни одного, и это... несправедливо! Ведь в детском хозяйстве дедушка нужен обязательно! Хотя бы один. Хотя бы двоюродный. 

Однажды мама одевает меня в новое платье и новые сандалики, добавляя к обновкам белые гольфы и белый бант. И меня ведут фотографироваться.


Когда мы приходим забирать готовые фотографии, я удивляюсь, зачем нам так много одинаковых фоток. Мне объясняют, что одну из них мы вклеим в наш семейный альбом, вторую – в мой личный детский альбом, третью, четвёртую, пятую, шестую отправим брату и сестре папы и двум братьям мамы, а седьмую отправим дедушке Сене. Я смотрю, как мама подписывает конверт: «Смердову Семёну Лазаревичу». 

Вскоре мы едем на вокзал, садимся в вагон и едем в город Троица в Свердловской области, где и живёт мой двоюродный дедушка Сеня. Не проходит  и часа после того, как поезд тронулся, уже практически весь состав обсуждает «чудо», свидетелями которого вскоре поневоле придётся стать всем нашим попутчикам.

Всю дорогу я пытаю маму одним и тем же вопросом: 

- Как мы узнаем дедушку Сеню, если вокзал большой и людей на нём много? Мы-то ему отправили мою фотографию, а он нам свою не прислал. Как же мы узнаем, кто из дяденек на вокзале – мой дедушка? 

- Не знаю, доченька, - говорит мама, - я сама из-за этого переживаю. Я ведь его ни разу в жизни не видела. Война началась в 1941-ом, я родилась в 1943-ем, родня тогда уже потерялась…

Подъезжая к Свердловску, мама одела меня точно так же, как я была одета на фотографии: то же платье и тот же бант, те же гольфы и те же сандалики. По радио в каждом вагоне звучит обращение начальника поезда к пассажирам: «Уважаемые пассажиры, не выходите, пожалуйста, из вагонов, пока родственники, потерявшиеся во время Великой Отечественной войны и нашедшиеся через 32 года, не встретятся на перроне». 

Мы подъезжаем к вокзалу, проводница выпускает  нас на почему-то совершенно пустой перрон… Мама, еле сдерживая слёзы, говорит мне: «Иди, погуляй по перрону. Вдруг дедушка Сеня тебя увидит и узнает?» Я помню, как я потихоньку топала по пустому перрону, оглядываясь на маму, боясь её потерять. Я помню ревущих людей, которые прилипнув носами к стёклам вагонных окон, следили за мной, одиноко идущей по перрону. Я помню, как навстречу мне, растолкав милиционеров, стоявших в оцеплении, побежал очень высокий мужчина… Я помню, как он закричал: «Людочка, внученька, я здесь!» А я... Видимо, напуганная этим криком, я откуда-то вытащила... рогатку и прицелилась в бегущего на меня огромного дядьку! Остаётся только догадываться, откуда я - прилично одетая девочка! - достала эту злополучную рогатку... А дед Сеня, увидев, что я взяла его на прицел, резко остановился, захохотал, поднял руки и крикнул: «Всё, внученька, сдаюсь! Но война давным-давно закончилась, сдавай оружие!»

Сейчас деда Сени уже, конечно, нет в живых… Вечная ему память... Но я и по сей день помню, как он просил, чтобы я передала его личную мужскую благодарность моему другу детства Ваське Якимчуку, который и «вооружил» меня, подарив перед поездкой свою самую лучшую рогатку :)  Разоружать меня дед Сеня, конечно, не стал. Напротив, пока мы у него гостили, он сделал мне ещё одно «оружие» и лично учил меня стрелять из лука! :)

Как воспитывается коллективизм?

Я не знаю, как можно сплотить детский коллектив. Но помню один случай из своего школьного детства, который, как мне теперь кажется, как раз и служит иллюстрацией того, как это делали раньше, во времена существования Советского Союза. 

Я учусь в третьем классе. Мы готовимся к вступлению в пионеры. Мама уже купила мне красивый красный шёлковый галстук и значок-«костёр», в центре которого красуется кудрявый мальчик - дедушка Ленин в детстве J Единственное, что омрачает мне настроение, это горлышко, которое очень сильно болит. Опять ангина! Папа и мама уговаривают меня вырезать гланды, потому что врач сказала, что частые ангины могут дать осложнение на сердце. Я, как могу, сопротивляюсь, не говоря истинной причины отказа от несложной операции... А истинная причина проста: боюсь я!

Однажды к нам в гости приходит тётя Ира – родная сестра моего папы. Она работает директором ювелирного магазина. Она с каким-то заговорщицким видом уводит меня в мою комнату и говорит, что у неё есть сюрприз для меня. Тётя Ира достаёт большую деревянную шкатулку, открывает её и... я зажмуриваюсь, не в силах справиться с нахлынувшим на меня восторгом! Полная шкатулка разноцветных бусинок - огромное счастье для любой девочки-третьеклассницы! И вдруг тётя Ира говорит: «Я подарю её тебе, если ты вырежешь гланды, чтобы быть здоровенькой». Я помню, как я рыдала... Громко (чтобы все слышали!) и долго (минут, наверное, пять!). А потом резко вытерла слёзы и громко, отчётливо сказала: «Я согласна. Только шкатулку... давайте сразу!» - «Ну, уж нет, - сказала тетя Ира, - пока тебе будут вырезать гланды, я буду в больнице, а как только ты выйдешь из операционной, я тут же отдам тебе шкатулку». На том и сговорились…

Если бы вы знали, как мне было стыдно, когда я вышла из больницы с заветной шкатулкой, полной разноцветных бусинок, и узнала, что мой родной 3 «Е» класс не вступил в пионеры, потому что... «их товарищ был в опасности»! Они же не знали, что их товарищ в это время «продался» врачам за шкатулку с бусинками… 

В пионеры мы вступали всем классом через неделю после моей – позор! - «платной» операции. Школа построилась на линейку, и мы перед всеми дали торжественную клятву, что будем настоящими пионерами.  Помню, как кто-то из учителей сказал, что 3 «Е» класс – настоящие пионеры, потому что «пионер – всем ребятам пример».

Прошло 32 года... Бусинки из той шкатулки давным-давно раздарены подружкам или просто потеряны. Да и сама шкатулка потерялась. А воспоминание о том, как целый класс ждал, когда меня выпишут из больницы, не вступая в пионеры, хотя всем этого очень хотелось, живо, как будто это было буквально вчера. А ещё живее в памяти всплывает фраза, которую я именно тогда услышала от нашей первой учительницы Малевич Валентины Всеволодовны: «Радость, которая поровну делится на всех, становится намного больше. А горе и боль, которые делятся поровну на всех, становятся намного меньше». Такая вот простая педагогическая мудрость :)




Подписывайтесь на наш канал в Telegram, всегда быстрые и настоящие новости

    Политика обработки персональных данных

    Лента новостей

    Новости компаний